ПРОЕКТ «ДВИЖЕНИЕ В ЖИЗНЬ». СТАТЬ ЧЕМПИОНОМ МИРА!

После новогоднего затишья, продолжаем наш проект «ДВИЖЕНИЕ В ЖИЗНЬ». В нём мы на примерах реальных людей показываем какой может быть настоящая жизнь: без полумер, всяких «а если», сомнений и страхов. «ДВИЖЕНИЕ В ЖИЗНЬ» – это руководство к действию, самая правильная мотивация, строящаяся не на теории, а на практике. В наших беседах с героями проекта, мы проходим путь, который уже прошли они, и значит, его смогут осилить другие! Мы не боимся задавать прямые вопросы, а наши собеседники открыты к обсуждению любых тем.

Николай Лукьянов – спортсмен сборной команды России по фехтованию на колясках, мастер спорта международного класса, 7-кратный чемпион России, чемпион Европы, 2-кратный чемпион мира. Все эти высокие звания более чем заслужены. Николай родился в обычной советской семье: папа работал на заводе Энергомаш, мама на почте. Вместе со старшим братом увлекался спортом, занимался гимнастикой и футболом. Процесс взросления выпал на 90-е годы. Спортивные занятия постепенно отходили у юноши на второй план, всё чаще их заменяли тусовки, дискотеки и уличные драки. Не обходилось и без алкоголя. Всё это в дальнейшем и привело к последствиям, изменившим жизнь парня.

– Мы любили ходить купаться на реку. Моё гимнастическое прошлое, естественно, давало о себе знать. Я всегда искал самое высокое дерево, самый высокий мост и начинал прыгать, делать всякие кульбиты и сальто. При этом алкоголь был на подобных выездах всегда обязательной частью программы. Когда я сломался, мне было 19 лет. В тот июльский день я как обычно выполнял свою программу, прыгал, скакал и как это обычно бывает, решил прыгнуть последний раз. Ну и прыгнул. А там вода мутная была, я дна не видел. В итоге врезался в дно и сломал шею. Помню, как начал тонуть, захлебываться. Вытащил меня лучший друг и с этого момента у меня жизнь началась совершенно другая.

– Как скоро ты понял, что твоя жизнь изменилась?

– Да ничего я в начале не понял. Ощущение было как будто руку или ногу сломал. Ну, может что-то немного серьезнее, потому что, когда меня в больницу привезли, одна говорящая голова была – только глазами мог хлопать и всё. Думал полежу немного и очухаюсь. Правда, лучше почему-то не становилось. Позже меня перевели в Склиф, сделали операцию. Именно тогда мой первый инструктор помогла понять мне очень важную вещь и заставила поверить в неё. Она сказала: «Коля, кроме тебя самого тебе никто не поможет! Пока в голове ты это не осознаешь и не начнешь трудиться и работать, ни массажи, ни физиопроцедуры, ни бассейны тебе не помогут – только сам!». Как-то это у меня в голове засело, я начал потихоньку заниматься реабилитацией. По возвращению домой мы с родителями продолжили занятия и с четырех часов в день постепенно дошли до восьми.

– Поддержка от близких была?

– Была и очень большая. Первый год после травмы главной целью нашей семьи стало поставить меня на ноги. Отец сам сделал мне удобную кровать, мастерил дома различные тренажеры для занятий. Мама вовсю помогала. Когда папа понял, что моё восстановление идет не теми темпами, какими бы мы хотели, он оставил работу и поехал со мной в один из реабилитационных центров. Договорился работать там подсобным рабочим. В обмен я находился на реабилитации неограниченное количество времени, а он мог быть со мной рядом. Он работал бесплатно, я занимался и постепенно это переросло в мой образ жизни. В 8 утра у меня начинались процедуры и до 11 вечера я буквально пахал каждый день. Мне очень хотелось быть самостоятельным человеком, чтобы за мной никто не ухаживал. Я сам учился умываться, мыться, бриться, готовить еду, пересаживаться в коляску. Это было очень тяжело и сейчас оглядываясь на того себя, я удивляюсь как у меня все это получилось.

 

– Как ты пришел к фехтованию?

– Тогда у меня был какой-то десятилетний кураж: я не хотел заниматься ничем кроме реабилитации. Еще важный момент: когда человек получает травму и садится в коляску, он начинает почему-то стесняться себя. Кажется, что все будут показывать в его сторону пальцем и перешептываться. Наверное, это еще одна причина почему я не хотел уходить в «свободное плавание». Именно тогда, в 2007 году, в реабилитационный центр приехала Ирина Борисовна Белкина, президент Федерации паралимпийского фехтования России. Она искала для сборной человека с такой травмой, как у меня. Мы с ней первый раз поговорили минут 15, и она мне сказала: «Коль, есть возможность стать чемпионом мира. Давай попробуем!». Я тогда подумал: ну ничего себе, у меня тело нормально не работает, только ложку научился держать самостоятельно без привязывания бинта. А тут фехтование, оружие в руках, да еще и чемпион мира – да это из разряда фантастики! Так я оказался на первой тренировке!

– И как она прошла?

– Ха! Меня обхитрили! Против меня поставили девочку, которая мне проиграла. Я подумал, что это я такой молодец и великий фехтовальщик. А на следующей тренировке она меня просто разделала с закрытыми глазами! А через три месяца уже были первые международные соревнования, этап Кубка мира в Польше. В итоге побеждаю, получаю бронзовую медаль, но для меня она до сих пор «золотая»! С неё всё началось. В 2009 году я выиграл Чемпионат Европы, в 2011 Чемпионат мира.

– Как всё это отразилось на твоей жизни?

– Наверное, во многом благодаря победам у меня началась очень активная общественная жизнь. Я уже не стеснялся людей, со всеми общался, начал другим инвалидам помогать. У нас подобралась команда таких активных колясочников, мы очень плотно взялись за тему доступной среды, потому что для человека на коляске очень важно знать, что он может сам везде проехать, попасть куда нужно, не прибегая к посторонней помощи. Потом в 2015 году я впервые провел мастер-класс с детьми. Просто рассказывал о том, что такое фехтование, вообще роль спорта, как меняет жизнь вокруг твоя уверенность в собственных силах. И меня это так затянуло, что до сих пор не отпускает!

– Ты сильный по характеру человек?

– Как в итоге оказалось – да. И как бы странно не звучало, но именно из-за травмы появился именно тот, кем я сейчас и являюсь. Можно сказать, что я до травмы и после неё – это два совершенно разных человека. И второй мне нравится намного больше! Например, я уже не бесполезный член общества! Кроме того, что я член сборной России, я еще и сотрудник Московской административной дорожной инспекции. Наравне работаю в коллективе среди которых инвалид только я один.

– На твой взгляд, что в первую очередь нужно менять молодому инвалиду в своём подходе к жизни?

– Надо сразу понять, что весь успех зависит только от тебя. Я видел много сломавшихся ребят, которые приезжали в реабилитационный центр и ждали, что специалисты и врачи всё сделают за них. Сами при этом ничего делать не хотели. Так это не работает! Я считаю, что для любого инвалида очень важно стремиться к трем вещам: любить жизнь, быть самостоятельным и финансово независимым. При должном упорстве эти составляющие начинают подтягивать друг друга, делая жизнь лучше.